Курильское цунами. Чудовищное эхо океанских глубин

Цунами 1952 г. - Более 2300 жизней: страшная трагедия, о которой молчало руководство СССР

Тогда как это было освещено в печати? Например, приходят московские газеты, и что мы в них прочли о беде тысяч людей? Да почти ничего не было сказано, так, в обтекаемых тонах. Все, даже горе людей, было под большим запретом, все было спрятано, превращено в большую тайну. И документы эти лежали под грифом "Секретно".

Все слышали о смертоносных цунами в Японии, Индонезии и на Филиппинах, но мало кому известно, что наша страна тоже становилась жертвой этого стихийного бедствия. 5 ноября 1952 года недалеко от Курильских островов произошло сильнейшее землетрясение, следствием которого стало цунами с 18-метровыми волнами.


Весь удар стихии принял на себя город Северо-Курильск, расположенный на острове Парамушир. До 1952 года большая часть города располагалась прямо на побережье, в естественной долине. Цунами в этих краях, к сожалению, не редкость, но к стихии такого масштаба город оказался абсолютно не готов. Более того, на тот момент отсутствовали достоверные сведения о том, что такое цунами и как себя правильно вести в подобных случаях.

Сначала на Северо-Курильск обрушилась первая волна, высота которой, по подсчетам специалистов, достигала 15-18 метров. Это произошло в 5 утра по местному времени. Люди в панике выбегали из своих домов, и многим удалось выбраться на возвышенность. Но они не знали, что ни в коем случае нельзя возвращаться обратно, после того, как волна отступит в море. После первой волны всегда приходит вторая, более разрушительная, а за ней и третья.

Спустившихся вниз жителей накрыла вторая волна, которая пришла спустя 20-30 минут. Именно этим, по мнению специалистов, и было обусловлено такое большое количество жертв. Только по официальным данным в тот страшный ноябрьский день город Северо-Курильск потерял 2300 человек. Всего в городе на тот момент проживали около 6 000 человек. В ликвидации последствий цунами принимали участие военные. В этот же день из Петропавловска-Камчатского были доставлены теплые вещи, людям оказывали медицинскую помощь и было организовано питание.

Инфраструктура города была полностью разрушена. Рыбоперерабатывающие предприятия, пристань, жилые дома, социальные объекты и военный городок было решено не восстанавливать. Слишком большими были повреждения. Город был отстроен заново, а в том месте, где располагался Северо-Курильск сегодня находится порт. Это страшное событие было засекречено, о нем не писали в газетах и не передавали по радио. Открыто о трагедии Северо-Курильска заговорили лишь в 90-е годы.

После перенесенного ужаса руководство страны задумалось о создании надежной системы оповещения о землетрясениях и цунами. В первую очередь это касалось Тихоокеанского региона. Курильские острова, полуостров Камчатка, остров Сахалин — все они относятся к территории Тихоокеанского огненного кольца. Так называется регион, расположенный по периферии Тихого океана и отличающийся повышенной сейсмической активностью. Все дело в литосферных плитах, на границах которых регулярно происходят землетрясения. Тихоокеанская плита в этом плане является одной из самых активных на планете, а ее границы даже выделены в специальную зону, называемую геофизиками Тихоокеанским огненным кольцом.


С момента катастрофы в Северо-Курильске прошло уже более 60 лет. Сегодня здесь проживают около 2500 человек, занятых в основном в рыбной отрасли. Город отстроили заново, и только монумент памяти не дает забыть о том страшном дне.

* * * * *


По оценкам ряда архивных источников в ту трагическую ночь на Северных Курилах погибло 2336 человек .

Ниже приводятся свидетельства очевидцев и выдержки из документов, которые достаточно полно описывают драматические события 1952 года.

"А. Я. Мезис:.. Что я тогда видел и что запомнил? Вот, например, начинается подъем к вулканам, стоят они круто, а в эту сторону - ровная площадка. На ней у японцев был аэродром - деревянный настил из брусьев для самолетов. Наши те брусья растаскали. Было тут что-то у военных, жило в домиках и немного гражданских. Волна сюда докатилась уже ослабленная, покупала людей изрядно, но погибших... вроде не было.

А вот здесь, за этим мысочком, - высокие скалы, по отливу ходили по берегу в Катаоко (Байково), во время прилива - только по верхней тропе. Но дальше стояло много строений прямо на берегу. Здесь были пирсы, к ним швартовались военные и рыболовные небольшие суда. И мы сюда не раз подходили, чтобы заправиться пресной водой, - так вот здесь много людей погибло.

А вот другое место. Тоже берег, низкий. Здесь, с океанской стороны, было расположено примерно два батальона солдат, как говорится, на границе... И вот представьте - ночь, время самого крепкого сна. И - внезапный удар гигантской волны. Все казармы и постройки в мгновения разбиты, ребята подхвачены водой... И кто мог спастись, и сколько времени уцелевший, раздетый сможет продержаться в холодной воде - ведь ноябрь. На берегу и то трудно было разжечь костер, обогреться - не каждому это удалось.

Помню, в Корсакове, в комиссии, которая занималась устройством пострадавших в стихийном бедствии, называли предварительную цифру - 10 тысяч человек. Считали, столько погибло. Ну, а потом стали говорить по- разному: и менее тысячи, и полтары тысячи. Когда только в одном Северо- Курильске могло погибнуть гораздо больше... Собственно, до сих пор неизвестно, сколько в действительности было жертв в ту ужасную стихию....

Cейчас передо мною военная карта (двухверстка), теперь она рассекречена. Вот остров Шумшу, пролив, тут низкий берег, на нем жили люди, здесь высота примерно метров 30 над уровнем моря, дальше опять - на спуск, холмисто. Здесь стоял один консервный завод, там - другой, в этом же районе располагались магазин, радиостанция, судо-корпусной цех, склады рыбкоопа. А вон там стоял рыбокомбинат Козыревский. А на горе - ее тогда люди Дунькиным пупом называли - находились служба наблюдения и связи.

И в этом направлении был удар волны. Она, когда шла в море, быть может, была высотою в 20 метров, а когда вклинилась в узкое место, да еще с такой чудовищной скоростью, естественно, вздыбилась и кое-где, пожалуй, достигала 35-метровой высоты. Я уже говорил, как на моих глазах, снесло завод. То же самое было и с другими. И со всеми зданиями, которые попали под ее дикую мощь...

Люди, когда мы сказали им: грузитесь на сейнер, в первую очередь дети, женщины и старики, будем уезжать, - люди цепочкой проходили мимо трупов, узнавали своих родственников и молчали окостенело, словно ничего не соображая, - ужас до того парализовал их сознание, что не могли даже заплакать. На палубе размещались - в основном сидели - человек 50-65. И мы шли к пароходу.

Утром уже появилось несколько пароходов на рейде и были суда на подходе к нам - со стороны океана, в общей сложности единиц 10 или больше. Это наши. Но и американцы подходили - военный корабль и торговые суда. Они предлагали свои услуги, но им отказали. Во-первых, те бесплатно ничего не делают, а во-вторых, посчитали, что своих судов вполне хватит, чтобы эвакуировать людей.

И так четверо суток шел поиск людей в море и доставка их на суда. А на берегу, когда мы в третий или четвертый раз вошли в ковш для перевоза новой партии пострадавших, трупы уже были убраны, и не такая жуткая картина представала перед глазами людей. Люди были уже организованней, несколько спокойней, некоторые одеты в то, что сбросили с самолетов, иные собрали узелки с кое-какими продуктами...

В Северо-Курильске первая же волна разрушила значительную часть построек и, откатываясь назад, унесла много человеческих жертв. А второй вал, обрушившийся примерно через 20-25 минут, был такой огромной разрушительной силы, что срывал с места многотонные предметы.

Весь город массою обломков вынесло вместе с людьми в пролив, потом носило их туда-сюда, было, что аж на третьи сутки снимали людей с крыш разрушенных домов; это были японские деревянные дома, прочно сделанные, они под воздействием сил могли покоситься, сдвинуться, но разваливались полностью медленно, трудно...
И вот в ветер, в снегопад, который начался вскоре после цунами, женщину носило на крыше, на третьи сутки мы ее сняли. Естественно, все это время она всячески пыталась удержаться, у нее были сорваны ногти на руках, локти и колени избиты до костей. И когда мы ее снимали, она все цеплялась за эту крышу. А куда ее, как еще помочь?

Неподалеку стоял эсминец. Военные моряки почему-то не подпускали к своему борту гражданские суда, мы все равно подошли к нему, вахтенный офицер махнул: "Отойдите!". Я ему крикнул, что у нас очень тяжело раненая женщина, ее нужно обязательно в лазарет. Вышел старший офицер, приказал: "Примите швартовы!" Мы подошли, бросили швартовы, тут и матросы с носилками прибежали...

А в самое-то первое утро после этого наводнения, как только рассвело, из Петропавловска прилетели самолеты, а люди те, что успели от волны забраться на сопки, те люди были полуодетые, - кто в чем, - некоторые мокрые. Ну и начали сбрасывать теплую одежду, одеяла, сбрасывали и продовольствие. Это, конечно, здорово помогло людям.

Всю ночь напролет на сопках горели костры, люди грелись возле них, в вниз, туда, где вчера еще жили, спускаться боялись. А вдруг опять?.. Тем более, что объявили: дескать, могут быть еще волны и даже больше. Но к счастью, новых волн не было.

Один-единственный комбинат, который полностью уцелел от стихии, - это тот, что стоял в бухте Шелихова, со стороны Охотского моря, он остался абсолютно невредимым, если не считать, что вода его намочила, вот и все.

А вообще-то трагедия была очень большая, чудовищная, про такую вскользь нельзя ни говорить, ни писать. Стоит только опять о ней вспомнить, как перед глазами встают все новые и новые люди и страшные картины.

Ведь дело-то было перед праздником - перед 7 ноября. Но там, на Курилах, не как в больших городах, подготовка к празднику была почти незаметной, - там люди обычно готовились к долгой зиме. Запасали продовольствие. У меня, например, дома были бочонки фанерные с яичным порошком, сухим молоком. Разумеется, и рыба была. Мясо надо, ну так пошел, тушку барана взял целиком. Фрукты тоже никогда не покупали килограммами, обычно - ящик, два, а то и больше. Овощами трудно было запасаться, но и ими запасались, кто как умел, с судов, которые заходили нам. Но на праздники, конечно же, было бы больше свободного времени. И была бы повальная пьянка... Если бы такое бедствие произошло на праздники, жертв было бы гораздо больше.

Поздно уже, как говорится, много времени утекло, но о той трагедии надо и рассказывать, и писать - еще кое-где остались очевидцы той стихии. А своих тогдашних знакомых я уж почти и не вижу. В Невельске вот живет, если не уехал, Корбут - старшина водолазов по ремонту подводной части судов. Потом в Чехове - Кост, грек, тоже очевидец этого. Полищук - старший помощник, умер.

Тогда как это было освещено в печати? Например, приходят московские газеты, и что мы в них прочли о беде тысяч людей? Да почти ничего не было сказано, так, в обтекаемых тонах. Все, даже горе людей, было под большим запретом, все было спрятано, превращено в большую тайну. И документы эти лежали под грифом "Секретно".

Нам, пострадавшим, официально была выдана помощь, чтобы смогли выехать на материк. И многие уехали отсюда, другая часть выехала и вернулась, а большинство осело в разных городах и поселках Сахалина. Те, кто быстро уехал на материк, не получили заработную плату за последний период. Мне выдали зарплату только в середине декабря. Это и меня, и многих, наверное, как-то удерживало. Одежды тоже много выдали, и новой, и поношенной.

В Ворошилове (ныне Уссурийск) даже с завистью относились к нам, на время переброшенным туда: мы бесплатно питались, нам привозили товары, одни мы покупали, другие нам давали безвозмездно как материальную помощь. Местное население стало на нас коситься: мол, они ничего купить не могут, а к нам все новые товары прут; нас даже на поездах туда-сюда бесплатно возили. Тем, кто вернулся на Сахалин, было предоставлено и жилье. Да, вот еще деталь интересная. Наши родители на материке получили от нас письма из Ворошилова и тут же сами написали: что случилось, почему вы там оказались? То есть на материке вообще понятия не имели, что случилось на краю земли, на востоке.

А помощь пострадавшим по тем временам была существенная - в пределах 3-3,5 тысячи рублей. Там, на Курилах, некоторые жили в общежитиях, ничего у них не было, кроме той одежонки, что на них. А тут собрались дружки в роли свидетелей и давай говорить комиссии: мол, у него и то было и это. Один, например, твердил всем, что у него на острове-де было кожаное пальто, кожаные перчатки, все, дескать, в море смахнуло. Ну, получил три тысячи и на самом деле стал расхаживать в кожаном пальто, и перчатки надел кожаные с длиннющими пальцами, и туфли немыслимые. Попугаем его прозвали, но своего-то он добился.

Но это так, мелочь. А ведь там, на земле горя, было и мародерство... Например, когда уже в Ворошилове находились, у нас одна с океанского рыбокомбината тоже, как положено, получила помощь и начала скупать в магазинах вещи, да все подороже, и золото с серебром. На нее обратили внимание, проследили, что она скупает. Ну, конечно, справки навели: получила три тысячи, а накупила на все тридцать...
* * * * *

В 4 часа утра 5 ноября 1952 года в г. Северо-Курильске и районе началось сильное землетрясение, продолжавшееся примерно 30 мин., которым были повреждены здания и разрушены печи в домах...


В это время, то есть примерно через 15-20 минут после отхода первой волны, вновь хлынул вал воды еще большей силы и величины, чем первый. Люди, думая, что все уже кончилось (многие, убитые горем потери своих близких, детей и имущества), спустились с сопок и начали расселяться в уцелевших домах, чтобы согреться и одеть себя. Вода, не встречая на своем пути сопротивления (первый вал смел значительную часть зданий), с исключительной быстротой и силой хлынула на сушу, совершенно уничтожая оставшиеся дома и постройки. Этой волной был разрушен весь город и погибла большая часть населения.

Не успела сойти вода второй волны, как в третий раз хлынула вода и вынесла в море почти все, что находилось из построек в городе.

На протяжении 20 - 30 минут (время двух почти одновременных волн огромной силы) в городе стоял ужасный шум бурлящей воды и ломающихся зданий. Дома и крыши домов кидало, как спичечные коробки, и уносило в море. Пролив, разделяющий острова Парамушир и Шумшу, сплошь был заполнен плавающими домами, крышами и другими обломками.
Спасшиеся люди, напуганные происходящим, в панике бросая взятые вещи и теряя детей, кинулись бежать выше в горы.
Это было около 6 часов утра 5 ноября 1952 года.

После этого вода стала сходить и очистила остров. Но вновь начались незначительные подземные толчки и большинство уцелевших людей остались в сопках, боясь спускаться. Воспользовавшись этим, отдельные группы из гражданского населения и военнослужащих начали грабить оставшиеся на склонах сопок дома, разбивать разбросанные на территории города сейфы и другое личное и государственное имущество...

Охрану Госбанка по распоряжению командира гарнизона генерал-майора Дука принял капитан Калиненков с группой солдат...

К 10 часам утра 5 ноября 1952 года был собран примерно весь личный состав. Установлено, что из работников райотдела милиции нет паспортиста Коробанова В.И. с ребенком и секретаря-машинистки Ковтун Л.И. с ребенком и матерью. По неточным сведениям, Коробанов и Ковтун были подобраны катером в открытом море, посажены на пароход и направлены в г. Петропавловск. Погибли жены работников милиции Осинцева и Гальмутдинова. Из 22 человек, содержащихся в КПЗ, спаслись 7 человек...

6 ноября на партийно-хозяйственном активе была организована комиссия по эвакуации населения, снабжения его продовольствием и одеждой... Было дано приказание командиру отделения Матвеенко о немедленном сборе рядового состава... Однако большая часть личного состава самовольно оставила место сбора и к вечеру 6 ноября села на пароход "Уэлен"...

Стихийным бедствием полностью уничтожены здание райотдела милиции, КПЗ, конюшня... Общий убыток составляет 222.4 тыс.руб.

Вся документация райотдела, печати, штампы... смыты в море... Воспользовавшись стихийным бедствием, военнослужащие гарнизона, напившись разбросанного по городу спирта, коньяку и шампанского, начали заниматься мародерством...

В рыбокомбинате "Океанский" 5 ноября 1952 года после разрушения был найден сейф, в котором находилось 280 тысяч рублей, принадлежащих комбинату... Работники плавсостава Океанского комбината... взломали сейф и похитили 274 тысячи рублей...

В рыбокомбинатах Бабушкино и Козыревское в момент стихийного бедствия военнослужащими было растащено большое количество товарно-материальных ценностей, принадлежащих рыбкоопам.

По изложенным фактам со стороны военнослужащих информировалось командование для принятия мер.

Старший лейтенант госбезопасности П.М.Дерябин
* * * * *

1. Из специального донесения начальника Северо-Курильского отделения милиции о стихийном бедствии - цунами, произошедшем в Северо-Курильском районе 5 ноября 1952 г. (Краеведческий бюллетень N 4 ,1991 Сахалинского областного краеведческого музея и Сахалинского отделения Всероссийского фонда культуры.)


В 4 часа утра 5 ноября 1952 года в г. Северо-Курильске и районе началось сильное землетрясение, продолжавшееся примерно 30 мин., которым были повреждены здания и разрушены печи в домах.

Еще продолжались незначительные колебания, когда я направился в районный отдел милиции для проверки повреждений здания райотдела и особенно камеры предварительного заключения, в которой содержались 5 ноября 22 человека...

По пути в райотдел я наблюдал трещины в земле величиной от 5 до 20 см шириной, образовавшиеся в результате землетрясения. Прибыв в райотдел, увидел, что здание от землетрясения разломило на две половины, печи рассыпались, дежурный наряд... находились на местах...

В это время никаких толчков уже не было, была очень тихая погода... Не успели мы дойти до райотдела, как услышали большой силы шум, затем треск со стороны моря. Оглянувшись, мы увидели большой высоты водяной вал, наступавший с моря на остров. Так как райотдел находился на расстоянии 150 м от моря, а КПЗ примерно в 50 м от моря, то сразу же первой жертвой воды стала КПЗ... Я отдал распоряжение открыть стрельбу из личного оружия и кричать: "Идет вода!", одновременно отступая к сопкам. Услышав шум и крики, люди начали выбегать из квартир в чем были одеты (большинство в нижнем белье, босиком) и бежать в сопки.

Примерно через 10-15 минут первый вал воды начал сходить, и часть людей пошла к своим домам собирать свои уцелевшие вещи.

Я с группой своих работников направился к райотделу для выяснения обстановки и спасения уцелевшего. Подойдя к месту, мы ничего не нашли, осталось чистое место...

В это время, то есть примерно через 15-20 минут после отхода первой волны, вновь хлынул вал воды еще большей силы и величины, чем первый. Люди, думая, что все уже кончилось (многие, убитые горем потери своих близких, детей и имущества), спустились с сопок и начали расселяться в уцелевших домах, чтобы согреться и одеть себя. Вода, не встречая на своем пути сопротивления (первый вал смел значительную часть зданий), с исключительной быстротой и силой хлынула на сушу, совершенно уничтожая оставшиеся дома и постройки. Этой волной был разрушен весь город и погибла большая часть населения...
* * * * *
2. Справка заместителя начальника Сахалинского областного управления милиции о результатах поездки в район стихийного бедствия
6 ноября 1952 года по распоряжению начальника Сахалинского областного управления МВД полковника госбезопасности т. Смирнова вместе с членами комиссии обкома КПСС вылетел в Северо-Курильский район.(1)

За период пребывания в Северо-Курильском районе с 8 ноября по 6 декабря 1952 года из бесед с пострадавшим населением, партийно-советскими и научными работниками, а также в результате личных наблюдений и изучения мест, подвергавшихся затоплению и разрушению, установил, что 5 ноября 1952 года в 3 часа 55 минут на островах Курильской гряды, в том числе Парамушир, Шумшу, Алаид и Онекотан, произошло землетрясение большой разрушительной силы. Причиной землетрясения, как объясняют ученые, явилось постоянное давление земной коры материка на восток. Вследствие того, что дно Японского и Охотского морей состоит из твердой породы базальта, выдерживающей это титаническое напряжение, срыв произошел в наиболее слабом месте (по структуре морского дна) в Тихом океане, в так называемой впадине Тускорора. На глубине 7-8 тыс.м, примерно в 200 км на восток от острова Парамушир, в момент гигантского сжатия впадины произошло резкое поднятие дна океана (сброс), возможно с последующим вулканическим извержением, вытеснившим огромную массу воды, которая в виде вала докатилась и до островов Курильской гряды.

В результате землетрясения разрушены и снесены волной город Северо-Курильск, поселки Океанское, Утесное, Левашово, Каменистый, Галкино, Подгорный и др. Землетрясение продолжалось с разной силой по нескольку раз в день на протяжении ноября, декабря месяцев и после. В час ночи 16 ноября начал извергаться вулкан Южный. Вначале происходили сильные взрывы со вспышками, а затем из кратера вулкана полилась лава и пепел, разносимый ветром на 30 - 50 км и на 7 - 8 см засыпавший землю.

Судя по объяснениям очевидцев землетрясение началось так: 5 ноября 1952 года в 3 часа 55 минут жители г. Северо-Курильска были разбужены сильными толчками, сопровождаемыми как бы многочисленными подземными взрывами, напоминающими отдаленную артиллерийскую канонаду. Вследствие колебания земной коры деформировались здания, с потолка и стен сыпалась штукатурка, разрушались печи, раскачиваясь падали шкафы, этажерки, билась посуда, а более устойчивые предметы - столы, кровати, двигались по полу от стены к стене подобно тому, как незакрепленные предметы на корабле во время шторма.

Подземные толчки то с нарастающей, то с ослабевающей силой продолжались в течение 30 - 35 минут. Затем наступила тишина. Жители Северо-Курильска, привыкшие к имевшим место и ранее периодическим колебаниям почвы, в первые минуты землетрясения 5 ноября считали, что оно быстро прекратится, поэтому спасаясь от падавших предметов и разрушений, полураздетыми выбегали на улицу. Погода в эту ночь стояла теплая, лишь кое-где сохранился выпавший накануне первый снег. Была на редкость лунная ночь.

Как только землетрясение прекратилось, население вернулось в свои квартиры для продолжения сна, а отдельные граждане с целью приготовления к празднику приступили сразу же к ремонту разрушенных землетрясением квартир, не подозревая о надвигающейся опасности.

Около 5 часов утра люди, находившиеся на улице, со стороны моря услышали необыкновенно грозный и все нарастающий шум и в то же время - ружейные выстрелы в городе. Как потом оказалось, стреляли работники и военные, которые одни из первых заметили движение волны. Они обратили внимание на пролив. В то время в проливе между островами Шумшу и Парамушир на фоне света луны со стороны океана был замечен огромный водяной вал. Он вдруг выступил совершенно отчетливо, окаймленный широкой полосой пены, стремительно приближающийся к г. Северо-Курильску. Людям показалось, что остров опускается. Такое впечатление, между прочим, было у населения и других поселков, подвергшихся затоплению. Надежда на спасение определялась лишь несколькими десятками секунд. Жители города, находящиеся на улице, подняли крик: "Спасайтесь! Вода идет!". Большая часть людей в нательном белье, босые, хватая детей, бросились к сопке. Между тем водяной вал уже обрушился на прибрежные строения. Город наполнился треском разрушаемых построек, душераздирающими криками и воплями утопающих и преследуемых водяным валом бегущих к сопке людей.

Первый вал откатился в пролив, унося с собой много человеческих жертв и значительную часть прибрежных построек. Люди стали спускаться с сопок, принялись за осмотр квартир, розыск пропавших родственников. Но прошло не более 20 - 25 минут, как в стороне океана вновь послышался шум, перешедший в страшный грохот, и еще более грозный водяной вал высотою в 10 - 15 метров вновь стремительно катился по проливу. Вал с шумом и ревом обрушился на северо-восточный выступ острова Парамушир в районе г. Северо-Курильска и разбившись о него, одна волна покатилась дальше по проливу в северо-западном направлении, разрушая на своем пути прибрежные постройки на островах Шумшу и Парамушир, а другая - описывая дугу по Северо- Курильской низменности в юго-восточном направлении, обрушилась на г. Северо-Курильск, бешено вращаясь по кругу впадины и стремительными судорожными рывками смывая до основания все строения и сооружения, находящиеся на местности в 10 - 15 метрах над уровнем моря.

Сила водяного вала в своем стремительном движении была настолько огромна, что небольшие по габаритам, но тяжелые по весу предметы, как-то: станки, установленные на бутовые основания, полуторатонные сейфы, тракторы, автомашины - срывало со своих мест, кружило в водовороте вместе с деревянными предметами, а затем разбрасывало на огромной площади или уносило в пролив.

Как показатель огромной разрушительной силы второй волны характерен пример с кладовой Госбанка, представляющей из себя железобетонную глыбу весом в 15 тонн. Ее сорвало с бутового, в 4 кв.м, основания и отбросило на 8 метров.

Несмотря на трагичность этого бедствия, абсолютное большинство населения не растерялось, более того, в самые критические минуты многие безымянные герои проявили возвышенные геройские подвиги: рискуя жизнью, спасали детей, женщин, стариков... Многие ответственные работники, до последней минуты оповещая население о грозящей опасности, сами стали жертвами стихии. Так, погиб управляющий Северо-Курильским рыбтрестом, член райкома КПСС т. Альперин М.С. (2)

В спасении людей и государственного имущества было проявлено много мужества, инициативы и находчивости. Например, при приближении второй, более грозной, волны к рыбацкому поселку Левашово рыбаки Пузачков и Зимовин, полагая, что остров зальет, подняли крик: "Братцы! Спасайтесь на кунгасах!" 18 человек мужчин, женщин и детей погрузились на кунгас, но не успев взять весла, они были подхвачены отливом волны и унесены далеко в океан. Благодаря находчивости, заменив весла досками, они на второй день приплыли к берегу. Тов. Зимовин и Пузачков вместе с женами активно участвовали в сборе государственного имущества...

Многие капитаны и команды катеров активно участвовали в спасении населения и имущества, а затем и на перевозке населения с острова на корабли при значительных штормах без жертв. В то же время ряд членов команд проявили трусость, бросив суда на произвол судьбы, с первыми кораблями бежали на материк.

И, если большинство населения, полураздетые, с детьми под открытым небом, пронизываемые сильным ветром, дождем и снегом, мужественно и стойко переносило все лишения, отдельные лица, пользуясь стихийным бедствием, присваивали государственные ценности, имущество и с первыми пароходами скрывались. Отдельные лица, в том числе некоторые военнослужащие, занимались мародерством... Военным командованием, самим населением и органами милиции многие случаи мародерства предотвращались...

В результате стихийного бедствия на месте города Северо-Курильска образовалась почти пустая площадь в несколько квадратных километров и о существовании здесь города напоминают лишь отдельные фундаменты снесенных волной зданий, выброшенные из пролива крыши домов, одиноко стоящий памятник воинам Советской Армии, бутовый остов здания радиостанции, центральные ворота бывшего стадиона, разное государственное, кооперативное и личное имущество граждан, разбросанное на огромной площади. Особенно огромные разрушения городу причинил второй вал. Последовавший через 20 - 25 минут третий водяной вал был уже менее значительный по высоте и силе, разрушений никаких не причинил, да и нечего было разрушать. Третьим валом выбросило из пролива обломки зданий и разное имущество, которое частично осталось на побережье залива.

По предварительным данным в период катастрофы погибло гражданского населения 1790 человек, военнослужащих: офицеров - 15 чел., солдат - 169 чел., членов семей - 14 человек. Нанесен огромный ущерб государству, исчисляемый по линии Рыболовпотребсоюза более 85 млн.рублей. Большой ущерб нанесен Военторгу, военному ведомству, городскому и коммунальному хозяйству и частным лицам. (3)

Северо-Курильск вместе с промышленностью, учреждениями, жилым фондом почти полностью разрушен и смыт в море. Населения было около 6000 человек, из числа которого погибло около 1200 человек. Все трупы, за исключением нескольких, смыты в море. Осталось несколько домов, расположенных на возвышенности, электростанция, часть флота и множество разбросанного имущества, консервов, виноводочных изделий и вещевого имущества. Также сохранился основной склад Северо-Курильского рыболовпотребсоюза и военторга, несколько десятков лошадей, коров и свиней, принадлежащих неизвестно кому...
В поселке Утесный (4) все производственные сооружения и здания полностью разрушены и смыты в океан. Остались один жилой дом и конюшня... разбросаны водой папиросы, обувь, масло сливочное, крупа и другие продукты; 19 голов крупного рогатого скота, 5 лошадей, 5 свиней и около 10 т сена. Человеческих жертв нет - населения проживало около 100 человек, которые полностью эвакуированы.

Поселок Левашово(5) - все предприятия, магазин и склад рыбкоопа смыты в океан. Сохранилось 7 жилых домов и палатка. Населения проживало 57 человек, жертв нет, все эвакуированы. Осталось 28 голов рогатого скота, 3 лошади и два кунгаса.

Поселок Рифовый(6) - человеческих жертв нет. Все производственные сооружения и помещения разрушены и смыты в океан. Остались уцелевшими - оборудование холодильника, центральный материальный склад и 41 жилой дом. Флот также уничтожен, за исключением 8 кунгасов и нескольких разбитых катеров. Из подсобного хозяйства осталось 37 голов крупного рогатого скота, 28 свиней, 46 т муки, 10 т сахара, 5 т сливочного масла, 2 т спирта и других товарно-материальных ценностей на сумму 7-8 млн рублей. Все население, более 400 человек эвакуировано...

Поселок Океанский (7) - в нем размещался рыбокомбинат, консервный завод, икорный завод с цехами и два холодильника, механические мастерские, электростанции, лесопилка, школа, больница и другие государственные учреждения. По предварительным данным от катастрофы погибло 460 человек, в живых осталось 542 человека, которые эвакуированы. Осталось 32 жилых дома, более сотни голов крупного рогатого скота, 200 т муки в штабелях, 8 тыс. банок разбросанных консервов, 3 тыс. банок молока, 3 т масла, 60 т крупы, 25 т овса, 30 бочек спирта и другие ценности. Все промышленные предприятия и жилой фонд разрушены и смыты водой в океан.

Поселок Подгорный (8) - в нем размещался китокомбинат. Все производственные сооружения, склады, а также почти весь жилой фонд разрушены и смыты водой в океан. Население проживало более 500 человек, в живых осталось 97 человек, которые эвакуированы. В поселке осталось 55 жилых домов, более 500 штук домашней птицы, 6 десятитонных цистерн и на месте бывшего склада - несколько десятков мешков муки и других продуктов.
* * * * *
1. На место бедствия из Южно-Сахалинска выехала группа ответственных работников во главе с первым заместителем председателя Сахалинского облисполкома Г.Ф. Скопиновым.
2. Альперин Михаил Семенович (1900-1952) - родился в Одессе в семье рабочего. Работал на руководящих должностях в рыбной промышленности Дальнего Востока и Сахалина. Талантливый организатор, он много сил отдал становлению рыбозавода и комбинатов на Южном Сахалине и Курильских островах. 7 мая 1952 г. был назначен управляющим Северо-Курильским госрыбтрестом. Погиб 5 ноября 1952 г. при спасении людей и государственного имущества во время цунами в г. Северо-Курильске. Похоронен 7 ноября. Могила М.С. Альперина является памятником истории и культуры Сахалинской области.
3. Вопрос о жертвах и других последствиях катастрофы требует дальнейшего изучения. В результате стихии на островах Северо-Курильского района были разрушены и смыты в море все предприятия рыбной промышленности, склады продовольствия и материальных ценностей, почти все учреждения, культурно-бытовые предприятия и почти 70% жилого фонда. Остался невредимым только Шелеховский рыбокомбинат с его базами по берегу Охотского моря, где высота волны была не более 5 метров.
4. Поселок Утесный находился в 7 км от г.Северо-Курильска. Исключен из учетных данных как населенный пункт решением облисполкома N 228 от 14 июля 1964 г.
5. Рыбный промысел Левашово находился при выходе из Второго Курильского пролива. Исключен из учетных данных как населенный пункт решением облисполкома N 502 от 29 декабря 1962 г.
6. Поселок Рифовое, центр одноименного сельсовета. Находился в бухте Рифовая. Исключен из учетных данных как населенный пункт в 1962 г. Рифовый рыбопромышленный комбинат имел отделения в поселках Прибрежный и Каменистый.
7. Поселок Океанский был центром одноименного сельсовета. Здесь находилась центральная база рыбокомбината с отделениями в поселках Галкино и Боевая. Населенные пункты исключены из учетных данных в 1962 г.
8. Населенный пункт Подгорный исключен из учетных данных решением облисполкома N 161 от 10 апреля 1973г.
9. Поселок Шелехово был центром одноименного сельсовета. Исключен из учетных данных как населенный пункт решением облисполкома N 228 от 14 июля 1964 г.
10. Поселок Савушкино находился в черте г. Северо-Курильска. Исключен из учетных данных как населенный пункт решением облисполкома N 161 от 10 апреля 1973 г.
11. Поселок Козыревский был центром одноименного сельсовета. Исключен из учетных данных как населенный пункт решением облисполкома N 223 от24 июля 1985 г.
12. Поселок Бабушкино был центром одноименного сельсовета. Исключен из учетных данных как населенный пункт решением облисполкома N 161 от 10 апреля 1973 г. ...

Научный отчет сейсмологов академии наук долгое время был единственным доступным документом о курильском цунами. В бюллетене Совета по сейсмологии Института физики земли АН СССР (1958 год), в частности, говорилось, что «цунами 5 ноября 1952 года двигалось с востока, входя в начале в широкую часть Второго Курильского пролива. Далее к северу пролив сужается. Берега здесь низменны и имеют извилистые очертания, населенные пункты находятся у поворота берегов. Все это должно было вызвать повышение высоты цунами и усилить его разрушительное действие...».
По мнению сейсмологов, курильская катастрофа была обусловлена географией и геологией тех мест: вдоль восточного побережья камчатского полуострова и Курильских островов расположено звено тихоокеанского пояса высокой тектонической активности.
По мнению заведующего лабораторией цунами Института океанологии имени П. П. Ширшова Евгения Куликова, на Курилах существует так называемая область субдукции, где обычно происходят самые страшные землетрясения – океаническая плита, движущаяся по направлению к материковой евро-азиатской, подползает под нее, вследствие чего возникает трение плит. Курильская гряда, Алеутские и Японские острова – это зона сильнейших подобных стихийных природных явлений, где наибольшая скорость у океанской плиты (порядка 10 см в год, по подсчетам современной техники), провоцирующая мощные землетрясения и следующие за ними цунами.
Цунами было вызвано землетрясением на Камчатке, глубина очага, располагавшегося под морским дном, – 30 км. По количеству выделенной энергии камчатское землетрясение 1952 года многократно превосходило ашхабатское (1948 год). В ХХ веке в северной Евразии оно было исключительным по своей силе. Огромная материковая зона в этом месте пришла в движение и возбудила волны в океане. Самая огромная из них достигала в высоту более 20 м.
… В 1956 году вышло распоряжение о создании в СССР службы по предупреждению цунами, которая в России работает до сих пор. В Северо-Курильске есть площадь Памяти, где на металлических досках нанесены имена 2236 погибших от цунами – тех, чьи тела удалось идентифицировать.

5 ноября 1952 года в 130 км от м. Шипунского полуострова Камчатка произошло землетрясение. Очаг землетрясения находился на глубине 20-30 км. Разрушением от землетрясения было охвачено побережье на протяжении 700 км: от полуострова Кроноцкого до северных Курильских островов. Разрушения были небольшие - обрушились трубы, повреждены легкие постройки, потрескались стены зданий и капитальных сооружений.

Гораздо большие разрушения и бедствия принесло цунами, возникшее в результате этого землетрясения. Высота подъема воды в среднем достигала 6-7 м.

Разрушительное цунами к восточным берегам Камчатки и северных Курильских островов подошло через 15-45 минут после землетрясения и началось с понижения уровня моря.

От волн сильнее всего пострадал г. Северо-Курильск, расположенный на о. Парамушир. Городская территория занимала прибрежный пляж высотой 1-5 м, далее простирался склон береговой террасы высотой 10 м. На ней было размещено много построек. Часть построек была расположена к юго-западу от порта по долине реки.

По оценкам ряда архивных источников в ту трагическую ночь на Северных Курилах погибло 2336 человек.

Ниже приводятся свидетельства очевидцев и выдержки из документов, которые достаточно полно описывают драматические события 1952 года.


А. Я. Мезис
Трагедия пятьдесят второго


Это с 4 на 5 ноября было...

Ни в Северо-Курильске, ни у нас, в Козыревске, ни на других комбинатах еще не выдали зарплату. Я в Козыревске почему оказался? Старпом на судне остался, а мы со стармехом сошли на берег. Я обычно получал там ведомость и деньги, а потом на судне выдавал ребятам, они расписывались, и я сдавал ведомость в бухгалтерию. В общем я приехал получить зарплату, а заодно и дома побывать - семья у меня жила в Козыревске, и вот ночью это и началось.

Землетрясение было очень сильное. Там часто были землетрясения, вообще острова без конца трясло, привыкли уж и не обращали на это внимания, особенно если всего балла 2-3. Те, кто на берегу, конечно, всегда их ощущали, а мы в море землетрясения вовсе не чувствовали.

Так вот, когда начало сильно трясти, многие, да, собственно, почти все люди совершенно не знали, что бывают на море такие волны - цунами. Я кое-что читал о них в морских учебниках. Но это так... мало ли о чем читаем? Истинного представления о них и о том, какую беду они приносят, не было...

Помню, с постели соскочил, а пол из-под ног выдергивает, и будильник упал, и темнота - свет давали от электростанции до 11-12 часов. Но у меня дома аккумулятор и лампочка были. Дети же все-таки, один совсем маленький - мало ли что ночью? Ну, включил свет, под ногами - будильник, и стрелки на циферблате показывали десять минут четвертого. Это мне врезалось в память.. А в доме - он был японский длинный, барачного типа, из восьми квартир - шум, крики.

Люди выскакивали на улицу. Я в окно глянул. Что там такое?.. Не пойму. И так, в этой суматохе, шуме, минут 10-15 прошло. Жена еще спала с ребятишками, затем старший проснулся, бормочет: "Чего это такое?", а она ему: "Спи", а маленький, как спал, так и не проснулся.

Потом слышу люди кричат: "Волна! Волна!".

Это была первая, невысокая волна, которая по берегу прокатилась. Она, как я после увидел, пирсы разломала, снесла с них транспортеры, по которым рыба шла, и обмыла нижние дома - по окна. Людей, конечно, это страшно переполошило. Они все и удрали сразу - так что здесь у нас жертв не было.

А вот дальше - там берег сразу круто поднимался вверх метров на 30 с лишним над уровнем моря, - там вроде сильно забурлило и опять крики: "Волна, волна!". Тут мне в голову стукнуло: "Стоп! После сильного землетрясения могут быть волны большие". Я сказал жене: "Ты, давай вставай и ребят одевай, видишь, там "волна" кричат". Жена: "Да что, в первый раз трясет? Потрясет да перестанет". У меня привычки нет ругаться, а тут запалил, как говорится, с верхнего этажа: "Вставай! Одевай ребят!". А сам думаю: мол, как друзья там, Костя Тодоров, Сашка Ерушевич - одесситы. Надо сбегать, посмотреть. Они там, ближе к морю, остались.

Ну, вышел из дома. А ночь светлая, тихая. Луна прямо над проливом. Добежал до их дома - целый, только заметно, что вода до окон поднималась. И песок вокруг так разровняло, ну, прямо, как на хорошем пляже. А пирсы раскурочены...

Тут ко мне два парня присоединились, один - старшина военного катера а второй - рыбообработчик консервного завода. Вот мы втроем пошли вниз по берегу, а вода в море отступает, дно оголяется. Этот парень, рыбообработчик сказал: "Смотрите-ка, дно появляется, и песок даже там, где стояли на якорях, - мест у пирса не было". Увидели мы чей-то якорь оборванный. А парень усмехнулся: "Если так вода будет уходить, то мы через час в Северо-Курильск придем". А я сказал: "Парни, это плохая примета. Кажется, дно оголяется перед новой волной".

Вскоре внимание наше привлек какой-то гул со стороны океана. Гул этот все время усиливался, нарастал. Посмотрели мы в сторону океана, а под луной - такая светлая полоса по воде. Не просто дорожка, а полоса. Мы ее когда увидели, она тонкая была. И вот стала толстеть. "Ребята, - сказал я, - вот этот гул... полоса - это волна катится, давайте-ка отсюда смываться". Я вспомнил в ту минуту, как в морском учебнике про эти волны написано. И мы сначала от нее - шагом, шагом, а она нарастала c огромной быстротой. И гул нарастал. Грохот.

Мы бегом, а потом видим, что она близко, страшно стало и все понятно - мы во всю прыть. Чья-то корова мимо нас пробежала, и тут мы тропинку заметили, и по ней - вверх и вверх. На взгорье вбежали, дальше бы надо, а сил уже нет, сердце жутко колотилось. Приостановились. Видим - серая масса вала катит вроде бы не очень быстро, но какая громада!.. И вот ударила в завод, накрыла его частично и как бы толкнула - все эти строения моментально начали всплывать, разваливаясь на бревна и доски, и вода погнала их впереди себя. Она все несла, руша, сжевывая на своем пути другие постройки, и буквально за какие-нибудь две-три минуты прокатилась по всему берегу. Затем вода стала снижаться, скатываться.

Открылся берег. А мы стоим с выпученными глазами и не верим тому, что видим. Были постройки - ничего нет. Как дворник с метлой прошел и все подмел - берег чистый.

Потом видим, когда в сторону Северо-Курильска глянули, - хотя это ж не день, хорошо не рассмотришь, но увидели, что вода оттуда хлынула черная - это обломки города заполнили бухту, и из них - крики. Душераздирающие крики. Стоим, смотрим. Что делать?!

Тут вот, перед нами - овражек небольшой, ручеек по нему бежал, - так весь этот овражек забило обломками завода: торчали доски, бревна, брусья, железные прутья. А как наши бараки? Как там?.. Чтобы увидеть их, в обход надо идти, - это далеко и страшно, и быстрее надо знать, живы ли дети, жена. Я через эти обломки полез, чтобы выйти к погранзаставе. Там, на ее территории, я уже заметил людей - весь двор заполнили; плач, крики. Прибежал туда, своих ищу.

Смотрю - жена стоит. Подошел к ней, а она стоит и от страха ничего сказать не может - она и дети тоже видели, как катился этот водяной вал. Вдруг вижу: младшенького она вверх ногами держит - вместо головы пятка его из одеяла торчит, и он молчит там. "Переверни его", - сказал я. Она перевернула и заново перепеленала его.

Выше погранзаставы домик стоял, жили в нем старички - мы с ними дружили. Они к нам относились хорошо. Сам старик Лукашенко - с Украины. Я и сказал жене: "Пошли к Лукашенко". Пошли туда и другие, набились в домик. Все женщины, смотрю, страшно перепуганы, бледны, одну трясет, у другой щека дергается.

Толкнул я Федю - он был капитаном на японской шхуне: "Пойдем, бочка там, знаешь?.." Пошли, бочку ту открыли и нацедили чайник спирта. Принесли, угостили их, а сами пошли смотреть, что же море натворило?.. А уже время - к утру, к рассвету. А в проливе по-прежнему полно обломков и крики людей не прекращаются - о помощи просят...

Пришел пароход "Амдерма", потом "Красногорск". Встали на якоря. Шлюпки спустили. Между обломков - на шлюпках, веслами их расталкивали. Сколько-то людей они вытащили.

Когда подошел мой сейнер, с трудом на него перебрался; помощник сразу же побежал свою семью разыскивать. К нам перелез и капитан с двадцать первого сейнера - муж сестры моей жены. Оказалось, деревянное суденышко его было повреждено, оно затонуло по палубу, а затем его выбросило на берег. Мы начали курсировать туда и сюда. Не знаю, сколько старпом до этого вытащил из воды людей - он успел сказать только, что спасал, - а мы подняли на борт семнадцать человек. Из обломков бывших строений.

Кроме того, понимая, что людям надо и переодеться, и поесть, вылавливали разные тюки, ящики - в основном охотились за продуктами и одеждой. Возле камелька, который топили во всю мощь, спасенные сушили рубахи, одеяла... Наша повариха из муки и яичного порошка - это мы тоже выловили в воде - беспрерывно готовила омлет и лепешки.

Вскоре начался снегопад, метель, штормовой ветер. Видимость уменьшилась. Продолжаем искать людей. Заметили среди обломков стеганое одеяло, такое розовое, атласное. Подошли к нему, зацепили багром - может высушим и кому-нибудь отдадим. Потянули, а под ним - оконная рама, и в ней застрял труп ребенка. Мы одеяло то не стали брать...

Когда к Северо-Курильску пробирались, боялись, как бы не напороться на что-нибудь такое, что может повредить или борт, или винт. Увидели кран береговой. Кран упал в море, и вот такая картина: из воды торчит стрела его с гаком, который для подъема груза, и шкентелем - тросом, и этот трос так согнут, что в нем зажата рука молодого парня; он висел лицом к стреле и, видимо, бился о нее - лицо разбито, и висел-то в трусах и майке, босой. Хотели мы его вытащить. Не получилось.

Сошли на берег, здесь на брекватере тоже... почему не смыло... На самом краю лежала мертвая кореянка, видимо, беременная - большой живот... Отошли, а дальше, из полузамытой щебенкой и песком яме, торчали рука и ноги. Жуть...

Люди, когда мы сказали им: грузитесь на сейнер, в первую очередь дети, женщины и старики, будем уезжать, - люди цепочкой проходили мимо трупов, узнавали своих родственников и молчали окостенело, словно ничего не соображая, - ужас до того парализовал их сознание, что не могли даже заплакать. На палубе размещались - в основном сидели - человек 50-65. И мы шли к пароходу.

Утром уже появилось несколько пароходов на рейде и были суда на подходе к нам - со стороны океана, в общей сложности единиц 10 или больше. Это наши. Но и американцы подходили - военный корабль и торговые суда. Они предлагали свои услуги, но им отказали. Во-первых, те бесплатно ничего не делают, а во-вторых, посчитали, что своих судов вполне хватит, чтобы эвакуировать людей.

И так четверо суток шел поиск людей в море и доставка их на суда. А на берегу, когда мы в третий или четвертый раз вошли в ковш для перевоза новой партии пострадавших, трупы уже были убраны, и не такая жуткая картина представала перед глазами людей. Люди были уже организованней, несколько спокойней, некоторые одеты в то, что сбросили с самолетов, иные собрали узелки с кое-какими продуктами. Но это, вероятно, были жители не Северо-Курильска, самого густонаселенного района, который охватило волной примерно на две трети, а его окраин - наводнение их не тронуло, а только напугало.


Что я тогда видел и что запомнил? Вот, например, начинается подъем к вулканам, стоят они круто, а в эту сторону - ровная площадка. На ней у японцев был аэродром - деревянный настил из брусьев для самолетов. Наши те брусья растаскали. Было тут что-то у военных, жило в домиках и немного гражданских. Волна сюда докатилась уже ослабленная, покупала людей изрядно, но погибших... вроде не было.

А вот здесь, за этим мысочком, - высокие скалы, по отливу ходили по берегу в Катаоко (Байково), во время прилива - только по верхней тропе. Но дальше стояло много строений прямо на берегу. Здесь были пирсы, к ним швартовались военные и рыболовные небольшие суда. И мы сюда не раз подходили, чтобы заправиться пресной водой, - так вот здесь много людей погибло.

А вот другое место. Тоже берег, низкий. Здесь, с океанской стороны, было расположено примерно два батальона солдат, как говорится, на границе... И вот представьте - ночь, время самого крепкого сна. И - внезапный удар гигантской волны. Все казармы и постройки в мгновения разбиты, ребята подхвачены водой... И кто мог спастись, и сколько времени уцелевший, раздетый сможет продержаться в холодной воде - ведь ноябрь. На берегу и то трудно было разжечь костер, обогреться - не каждому это удалось.

Помню, в Корсакове, в комиссии, которая занималась устройством пострадавших в стихийном бедствии, называли предварительную цифру - 10 тысяч человек. Считали, столько погибло. Ну, а потом стали говорить по- разному: и менее тысячи, и полтары тысячи. Когда только в одном Северо- Курильске могло погибнуть гораздо больше... Собственно, до сих пор неизвестно, сколько в действительности было жертв в ту ужасную стихию.

Cейчас передо мною военная карта (двухверстка), теперь она рассекречена. Вот остров Шумшу, пролив, тут низкий берег, на нем жили люди, здесь высота примерно метров 30 над уровнем моря, дальше опять - на спуск, холмисто. Здесь стоял один консервный завод, там - другой, в этом же районе располагались магазин, радиостанция, судо-корпусной цех, склады рыбкоопа. А вон там стоял рыбокомбинат Козыревский. А на горе - ее тогда люди Дунькиным пупом называли - находились служба наблюдения и связи.

И в этом направлении был удар волны. Она, когда шла в море, быть может, была высотою в 20 метров, а когда вклинилась в узкое место, да еще с такой чудовищной скоростью, естественно, вздыбилась и кое-где, пожалуй, достигала 35-метровой высоты. Я уже говорил, как на моих глазах, снесло завод. То же самое было и с другими. И со всеми зданиями, которые попали под ее дикую мощь.

Внизу были склады рыбкоопа. Их, естественно, разрушило, товары там разные, мануфактуру поразбросало. Рулоны иные размотало, представляете?

Не обошлось и без смешного. Была у нас одна полудурочка - Маша, она, значит, потом подходит к размотанной ткани и собирается отрезать кусок. Солдат ей говорит: "Зачем трогаешь!", а она: "Это мое, это из дома унесло". Ну, прогнал он ее, а она с другого, как говорится, конца зашла, отхватила здоровенный мокрый кусок и потащила к себе...

В Северо-Курильске первая же волна разрушила значительную часть построек и, откатываясь назад, унесла много человеческих жертв. А второй вал, обрушившийся примерно через 20-25 минут, был такой огромной разрушительной силы, что срывал с места многотонные предметы.

Весь город массою обломков вынесло вместе с людьми в пролив, потом носило их туда-сюда, было, что аж на третьи сутки снимали людей с крыш разрушенных домов; это были японские деревянные дома, прочно сделанные, они под воздействием сил могли покоситься, сдвинуться, но разваливались полностью медленно, трудно.

И вот в ветер, в снегопад, который начался вскоре после цунами, женщину носило на крыше, на третьи сутки мы ее сняли. Естественно, все это время она всячески пыталась удержаться, у нее были сорваны ногти на руках, локти и колени избиты до костей. И когда мы ее снимали, она все цеплялась за эту крышу. А куда ее, как еще помочь?

Неподалеку стоял эсминец. Военные моряки почему-то не подпускали к своему борту гражданские суда, мы все равно подошли к нему, вахтенный офицер махнул: "Отойдите!". Я ему крикнул, что у нас очень тяжело раненая женщина, ее нужно обязательно в лазарет. Вышел старший офицер, приказал: "Примите швартовы!" Мы подошли, бросили швартовы, тут и матросы с носилками прибежали...

А в самое-то первое утро после этого наводнения, как только рассвело, из Петропавловска прилетели самолеты, а люди те, что успели от волны забраться на сопки, те люди были полуодетые, - кто в чем, - некоторые мокрые. Ну и начали сбрасывать теплую одежду, одеяла, сбрасывали и продовольствие. Это, конечно, здорово помогло людям.

Всю ночь напролет на сопках горели костры, люди грелись возле них, в вниз, туда, где вчера еще жили, спускаться боялись. А вдруг опять?.. Тем более, что объявили: дескать, могут быть еще волны и даже больше. Но к счастью, новых волн не было.

Один-единственный комбинат, который полностью уцелел от стихии, - это тот, что стоял в бухте Шелихова, со стороны Охотского моря, он остался абсолютно невредимым, если не считать, что вода его намочила, вот и все.

А вообще-то трагедия была очень большая, чудовищная, про такую вскользь нельзя ни говорить, ни писать. Стоит только опять о ней вспомнить, как перед глазами встают все новые и новые люди и страшные картины.

Ведь дело-то было перед праздником - перед 7 ноября. Но там, на Курилах, не как в больших городах, подготовка к празднику была почти незаметной, - там люди обычно готовились к долгой зиме. Запасали продовольствие. У меня, например, дома были бочонки фанерные с яичным порошком, сухим молоком. Разумеется, и рыба была. Мясо надо, ну так пошел, тушку барана взял целиком. Фрукты тоже никогда не покупали килограммами, обычно - ящик, два, а то и больше. Овощами трудно было запасаться, но и ими запасались, кто как умел, с судов, которые заходили нам. Но на праздники, конечно же, было бы больше свободного времени. И была бы повальная пьянка... Если бы такое бедствие произошло на праздники, жертв было бы гораздо больше.

Поздно уже, как говорится, много времени утекло, но о той трагедии надо и рассказывать, и писать - еще кое-где остались очевидцы той стихии. А своих тогдашних знакомых я уж почти и не вижу. В Невельске вот живет, если не уехал, Корбут - старшина водолазов по ремонту подводной части судов. Потом в Чехове - Кост, грек, тоже очевидец этого. Полищук - старший помощник, умер.

Тогда как это было освещено в печати? Например, приходят московские газеты, и что мы в них прочли о беде тысяч людей? Да почти ничего не было сказано, так, в обтекаемых тонах. Все, даже горе людей, было под большим запретом, все было спрятано, превращено в большую тайну. И документы эти лежали под грифом "Секретно".

Нам, пострадавшим, официально была выдана помощь, чтобы смогли выехать на материк. И многие уехали отсюда, другая часть выехала и вернулась, а большинство осело в разных городах и поселках Сахалина. Те, кто быстро уехал на материк, не получили заработную плату за последний период. Мне выдали зарплату только в середине декабря. Это и меня, и многих, наверное, как-то удерживало. Одежды тоже много выдали, и новой, и поношенной.

В Ворошилове (ныне Уссурийск) даже с завистью относились к нам, на время переброшенным туда: мы бесплатно питались, нам привозили товары, одни мы покупали, другие нам давали безвозмездно как материальную помощь. Местное население стало на нас коситься: мол, они ничего купить не могут, а к нам все новые товары прут; нас даже на поездах туда-сюда бесплатно возили. Тем, кто вернулся на Сахалин, было предоставлено и жилье. Да, вот еще деталь интересная. Наши родители на материке получили от нас письма из Ворошилова и тут же сами написали: что случилось, почему вы там оказались? То есть на материке вообще понятия не имели, что случилось на краю земли, на востоке.

А помощь пострадавшим по тем временам была существенная - в пределах 3-3,5 тысячи рублей. Там, на Курилах, некоторые жили в общежитиях, ничего у них не было, кроме той одежонки, что на них. А тут собрались дружки в роли свидетелей и давай говорить комиссии: мол, у него и то было и это. Один, например, твердил всем, что у него на острове-де было кожаное пальто, кожаные перчатки, все, дескать, в море смахнуло. Ну, получил три тысячи и на самом деле стал расхаживать в кожаном пальто, и перчатки надел кожаные с длиннющими пальцами, и туфли немыслимые. Попугаем его прозвали, но своего-то он добился.

Но это так, мелочь. А ведь там, на земле горя, было и мародерство... Например, когда уже в Ворошилове находились, у нас одна с океанского рыбокомбината тоже, как положено, получила помощь и начала скупать в магазинах вещи, да все подороже, и золото с серебром. На нее обратили внимание, проследили, что она скупает. Ну, конечно, справки навели: получила три тысячи, а накупила на все тридцать.

И вот ночью в клуб Сахарного завода, где нас временно разместили и мы на ночь выставляли дежурных, потому что находились хмыри, которые не прочь были поживиться чужим добром, а то, что люди трагедию пережили, это их не интересовало, - так вот вдруг появились дяди в полушубках. Кто такие? Зачем? Ну, они показали удостоверения - милиция, потом попросили, чтобы мы понятых нашли из тех, кто еще не спит, и заведующего клубом сюда не мешало бы. Затем эту женщину разбудили, предъявили ей ордер на обыск. И начали теребить ее вещи. Она, конечно: "Как вам не стыдно, куда лезете!". А как развернули белье, как показалась пачка денег, еще не совсем просохшая, так она и притихла. Затем в чемодане, в его двойном дне, обнаружили деньги. Разумеется, стали выяснять, где таким капиталом обзавелась.

И выяснилось, она с мужем, когда океанский комбинат смыло, увидели на берегу сейф. Взломали его, а там - зарплата всего коллектива, которую завезли да не успели выдать. Деньги эти они с мужем поделили, и она - в Ворошилов, а он - во Владивостоке остался. Ну, его там взяли.

А во Владивостоке на морском вокзале я другую картину наблюдал. Это когда мы пришли туда после бедствия. Моя жена - с детьми, сестра ее - с ребенком, четыре дня было, как родила, она вообще погибла бы, если б мы накануне цунами не уговорили больничный персонал отпустить ее - холодно там было. И вот мы идем с детьми да с вещичками, что успели захватить. А иной - с чемоданами, один другого толще. Ну, прямо словно торгаш какой из богатого края. Ему и говорят: "А вы вон в ту дверь пройдите". Потом, смотришь, выходит оттуда ни с чем - растрясли, и под конвоем.

Так что все было в этой трагедии: и смерть, и увечье, и сумасшествие, и горе, и мародерство, и нажива, и подвиг, и сочувствие, и сострадание...

Таковы люди. Такова жизнь.

***


1. Из специального донесения начальника Северо-Курильского отделения милиции о стихийном бедствии - цунами, произошедшем в Северо-Курильском районе 5 ноября 1952 г. (Краеведческий бюллетень N 4 ,1991 Сахалинского областного краеведческого музея и Сахалинского отделения Всероссийского фонда культуры.)


В 4 часа утра 5 ноября 1952 года в г. Северо-Курильске и районе началось сильное землетрясение, продолжавшееся примерно 30 мин., которым были повреждены здания и разрушены печи в домах.

Еще продолжались незначительные колебания, когда я направился в районный отдел милиции для проверки повреждений здания райотдела и особенно камеры предварительного заключения, в которой содержались 5 ноября 22 человека...

По пути в райотдел я наблюдал трещины в земле величиной от 5 до 20 см шириной, образовавшиеся в результате землетрясения. Прибыв в райотдел, увидел, что здание от землетрясения разломило на две половины, печи рассыпались, дежурный наряд... находились на местах...

В это время никаких толчков уже не было, была очень тихая погода... Не успели мы дойти до райотдела, как услышали большой силы шум, затем треск со стороны моря. Оглянувшись, мы увидели большой высоты водяной вал, наступавший с моря на остров. Так как райотдел находился на расстоянии 150 м от моря, а КПЗ примерно в 50 м от моря, то сразу же первой жертвой воды стала КПЗ... Я отдал распоряжение открыть стрельбу из личного оружия и кричать: "Идет вода!", одновременно отступая к сопкам. Услышав шум и крики, люди начали выбегать из квартир в чем были одеты (большинство в нижнем белье, босиком) и бежать в сопки.

Примерно через 10-15 минут первый вал воды начал сходить, и часть людей пошла к своим домам собирать свои уцелевшие вещи.

Я с группой своих работников направился к райотделу для выяснения обстановки и спасения уцелевшего. Подойдя к месту, мы ничего не нашли, осталось чистое место...

В это время, то есть примерно через 15-20 минут после отхода первой волны, вновь хлынул вал воды еще большей силы и величины, чем первый. Люди, думая, что все уже кончилось (многие, убитые горем потери своих близких, детей и имущества), спустились с сопок и начали расселяться в уцелевших домах, чтобы согреться и одеть себя. Вода, не встречая на своем пути сопротивления (первый вал смел значительную часть зданий), с исключительной быстротой и силой хлынула на сушу, совершенно уничтожая оставшиеся дома и постройки. Этой волной был разрушен весь город и погибла большая часть населения.

Не успела сойти вода второй волны, как в третий раз хлынула вода и вынесла в море почти все, что находилось из построек в городе.

На протяжении 20 - 30 минут (время двух почти одновременных волн огромной силы) в городе стоял ужасный шум бурлящей воды и ломающихся зданий. Дома и крыши домов кидало, как спичечные коробки, и уносило в море. Пролив, разделяющий острова Парамушир и Шумшу, сплошь был заполнен плавающими домами, крышами и другими обломками.

Спасшиеся люди, напуганные происходящим, в панике бросая взятые вещи и теряя детей, кинулись бежать выше в горы.

После этого вода стала сходить и очистила остров. Но вновь начались незначительные подземные толчки и большинство уцелевших людей остались в сопках, боясь спускаться. Воспользовавшись этим, отдельные группы из гражданского населения и военнослужащих начали грабить оставшиеся на склонах сопок дома, разбивать разбросанные на территории города сейфы и другое личное и государственное имущество...

Охрану Госбанка по распоряжению командира гарнизона генерал-майора Дука принял капитан Калиненков с группой солдат...

К 10 часам утра 5 ноября 1952 года был собран примерно весь личный состав. Установлено, что из работников райотдела милиции нет паспортиста Коробанова В.И. с ребенком и секретаря-машинистки Ковтун Л.И. с ребенком и матерью. По неточным сведениям, Коробанов и Ковтун были подобраны катером в открытом море, посажены на пароход и направлены в г. Петропавловск. Погибли жены работников милиции Осинцева и Гальмутдинова. Из 22 человек, содержащихся в КПЗ, спаслись 7 человек...

6 ноября на партийно-хозяйственном активе была организована комиссия по эвакуации населения, снабжения его продовольствием и одеждой... Было дано приказание командиру отделения Матвеенко о немедленном сборе рядового состава... Однако большая часть личного состава самовольно оставила место сбора и к вечеру 6 ноября села на пароход "Уэлен"...

Стихийным бедствием полностью уничтожены здание райотдела милиции, КПЗ, конюшня... Общий убыток составляет 222.4 тыс.руб.

Вся документация райотдела, печати, штампы... смыты в море... Воспользовавшись стихийным бедствием, военнослужащие гарнизона, напившись разбросанного по городу спирта, коньяку и шампанского, начали заниматься мародерством...

В рыбокомбинате "Океанский" 5 ноября 1952 года после разрушения был найден сейф, в котором находилось 280 тысяч рублей, принадлежащих комбинату... Работники плавсостава Океанского комбината... взломали сейф и похитили 274 тысячи рублей...

В рыбокомбинатах Бабушкино и Козыревское в момент стихийного бедствия военнослужащими было растащено большое количество товарно-материальных ценностей, принадлежащих рыбкоопам.

По изложенным фактам со стороны военнослужащих информировалось командование для принятия мер.

Старший лейтенант госбезопасности П.М.Дерябин




2. Справка заместителя начальника Сахалинского областного управления милиции о результатах поездки в район стихийного бедствия


6 ноября 1952 года по распоряжению начальника Сахалинского областного управления МВД полковника госбезопасности т. Смирнова вместе с членами комиссии обкома КПСС вылетел в Северо-Курильский район.(1)

За период пребывания в Северо-Курильском районе с 8 ноября по 6 декабря 1952 года из бесед с пострадавшим населением, партийно-советскими и научными работниками, а также в результате личных наблюдений и изучения мест, подвергавшихся затоплению и разрушению, установил, что 5 ноября 1952 года в 3 часа 55 минут на островах Курильской гряды, в том числе Парамушир, Шумшу, Алаид и Онекотан, произошло землетрясение большой разрушительной силы. Причиной землетрясения, как объясняют ученые, явилось постоянное давление земной коры материка на восток. Вследствие того, что дно Японского и Охотского морей состоит из твердой породы базальта, выдерживающей это титаническое напряжение, срыв произошел в наиболее слабом месте (по структуре морского дна) в Тихом океане, в так называемой впадине Тускорора. На глубине 7-8 тыс.м, примерно в 200 км на восток от острова Парамушир, в момент гигантского сжатия впадины произошло резкое поднятие дна океана (сброс), возможно с последующим вулканическим извержением, вытеснившим огромную массу воды, которая в виде вала докатилась и до островов Курильской гряды.

В результате землетрясения разрушены и снесены волной город Северо-Курильск, поселки Океанское, Утесное, Левашово, Каменистый, Галкино, Подгорный и др. Землетрясение продолжалось с разной силой по нескольку раз в день на протяжении ноября, декабря месяцев и после. В час ночи 16 ноября начал извергаться вулкан Южный. Вначале происходили сильные взрывы со вспышками, а затем из кратера вулкана полилась лава и пепел, разносимый ветром на 30 - 50 км и на 7 - 8 см засыпавший землю.

Судя по объяснениям очевидцев землетрясение началось так: 5 ноября 1952 года в 3 часа 55 минут жители г. Северо-Курильска были разбужены сильными толчками, сопровождаемыми как бы многочисленными подземными взрывами, напоминающими отдаленную артиллерийскую канонаду. Вследствие колебания земной коры деформировались здания, с потолка и стен сыпалась штукатурка, разрушались печи, раскачиваясь падали шкафы, этажерки, билась посуда, а более устойчивые предметы - столы, кровати, двигались по полу от стены к стене подобно тому, как незакрепленные предметы на корабле во время шторма.

Подземные толчки то с нарастающей, то с ослабевающей силой продолжались в течение 30 - 35 минут. Затем наступила тишина. Жители Северо-Курильска, привыкшие к имевшим место и ранее периодическим колебаниям почвы, в первые минуты землетрясения 5 ноября считали, что оно быстро прекратится, поэтому спасаясь от падавших предметов и разрушений, полураздетыми выбегали на улицу. Погода в эту ночь стояла теплая, лишь кое-где сохранился выпавший накануне первый снег. Была на редкость лунная ночь.

Как только землетрясение прекратилось, население вернулось в свои квартиры для продолжения сна, а отдельные граждане с целью приготовления к празднику приступили сразу же к ремонту разрушенных землетрясением квартир, не подозревая о надвигающейся опасности.

Около 5 часов утра люди, находившиеся на улице, со стороны моря услышали необыкновенно грозный и все нарастающий шум и в то же время - ружейные выстрелы в городе. Как потом оказалось, стреляли работники и военные, которые одни из первых заметили движение волны. Они обратили внимание на пролив. В то время в проливе между островами Шумшу и Парамушир на фоне света луны со стороны океана был замечен огромный водяной вал. Он вдруг выступил совершенно отчетливо, окаймленный широкой полосой пены, стремительно приближающийся к г. Северо-Курильску. Людям показалось, что остров опускается. Такое впечатление, между прочим, было у населения и других поселков, подвергшихся затоплению. Надежда на спасение определялась лишь несколькими десятками секунд. Жители города, находящиеся на улице, подняли крик: "Спасайтесь! Вода идет!". Большая часть людей в нательном белье, босые, хватая детей, бросились к сопке. Между тем водяной вал уже обрушился на прибрежные строения. Город наполнился треском разрушаемых построек, душераздирающими криками и воплями утопающих и преследуемых водяным валом бегущих к сопке людей.

Первый вал откатился в пролив, унося с собой много человеческих жертв и значительную часть прибрежных построек. Люди стали спускаться с сопок, принялись за осмотр квартир, розыск пропавших родственников. Но прошло не более 20 - 25 минут, как в стороне океана вновь послышался шум, перешедший в страшный грохот, и еще более грозный водяной вал высотою в 10 - 15 метров вновь стремительно катился по проливу. Вал с шумом и ревом обрушился на северо-восточный выступ острова Парамушир в районе г. Северо-Курильска и разбившись о него, одна волна покатилась дальше по проливу в северо-западном направлении, разрушая на своем пути прибрежные постройки на островах Шумшу и Парамушир, а другая - описывая дугу по Северо- Курильской низменности в юго-восточном направлении, обрушилась на г. Северо-Курильск, бешено вращаясь по кругу впадины и стремительными судорожными рывками смывая до основания все строения и сооружения, находящиеся на местности в 10 - 15 метрах над уровнем моря.

Сила водяного вала в своем стремительном движении была настолько огромна, что небольшие по габаритам, но тяжелые по весу предметы, как-то: станки, установленные на бутовые основания, полуторатонные сейфы, тракторы, автомашины - срывало со своих мест, кружило в водовороте вместе с деревянными предметами, а затем разбрасывало на огромной площади или уносило в пролив.

Как показатель огромной разрушительной силы второй волны характерен пример с кладовой Госбанка, представляющей из себя железобетонную глыбу весом в 15 тонн. Ее сорвало с бутового, в 4 кв.м, основания и отбросило на 8 метров.

Несмотря на трагичность этого бедствия, абсолютное большинство населения не растерялось, более того, в самые критические минуты многие безымянные герои проявили возвышенные геройские подвиги: рискуя жизнью, спасали детей, женщин, стариков.

Вот две девушки ведут под руки старушку. Преследуемые приближающейся волной, они стараются бежать быстрее к сопке. Старушка, выбившись из сил, в изнеможении опускается на землю. Она умоляет девушек оставить ее и спасаться самим. Но девушки сквозь шум и грохот надвигающейся стихии кричат ей: "Мы тебя все равно не оставим, пусть все вместе утонем". Они подхватывают старушку на руки и пытаются бежать, но в этот момент набежавшая волна подхватывает их и так всех вместе выбрасывает на возвышенность. Они спасены.

Мать и малолетняя дочь Лосевы, спасаясь на крыше своего дома, волной были выброшены в пролив. Взывая о помощи, они были замечены находящимися на сопке людьми. Вскоре там же, недалеко от плавающих Лосевых, была замечена на доске маленькая девочка, как потом оказалось, чудом спасшаяся трехлетняя Набережная Светлана, которая то исчезала, то вновь появлялась на гребне волны. Свои русые волосы, развеваемые ветром, время от времени она заправляла ручонкой назад, что указывало, что девочка жива.

Пролив в это время был сплошь заполнен плавающими домами, крышами, разным снесенным имуществом и особенно рыболовными снастями, мешающими плаванию катеров. Первые попытки пробиться на катерах оказались безуспешными - сплошные завалы препятствуют продвигаться вперед, а рыболовные снасти наматываются на винты. Но вот от берега острова Шумшу отделился катер, который сквозь завалы медленно пробивается вперед. Вот он подходит к плавающей крыше, команда катера быстро снимает Лосевых, а затем осторожно снимает с доски Светлану. Люди, сидевшие с затаенным дыханием, облегченно вздохнули.

Только в период наката на г. Северо-Курильск населением и командованием различных плавсредств было подобрано и спасено более 15 детей, потерянных родителями, снято 192 человека с крыш и других плавающих предметов в проливе, Охотском море и океане.

Многие ответственные работники, до последней минуты оповещая население о грозящей опасности, сами стали жертвами стихии. Так, погиб управляющий Северо-Курильским рыбтрестом, член райкома КПСС т. Альперин М.С. (2)

В спасении людей и государственного имущества было проявлено много мужества, инициативы и находчивости. Например, при приближении второй, более грозной, волны к рыбацкому поселку Левашово рыбаки Пузачков и Зимовин, полагая, что остров зальет, подняли крик: "Братцы! Спасайтесь на кунгасах!" 18 человек мужчин, женщин и детей погрузились на кунгас, но не успев взять весла, они были подхвачены отливом волны и унесены далеко в океан. Благодаря находчивости, заменив весла досками, они на второй день приплыли к берегу. Тов. Зимовин и Пузачков вместе с женами активно участвовали в сборе государственного имущества...

Многие капитаны и команды катеров активно участвовали в спасении населения и имущества, а затем и на перевозке населения с острова на корабли при значительных штормах без жертв. В то же время ряд членов команд проявили трусость, бросив суда на произвол судьбы, с первыми кораблями бежали на материк.

И, если большинство населения, полураздетые, с детьми под открытым небом, пронизываемые сильным ветром, дождем и снегом, мужественно и стойко переносило все лишения, отдельные лица, пользуясь стихийным бедствием, присваивали государственные ценности, имущество и с первыми пароходами скрывались. Отдельные лица, в том числе некоторые военнослужащие, занимались мародерством... Военным командованием, самим населением и органами милиции многие случаи мародерства предотвращались...

В результате стихийного бедствия на месте города Северо-Курильска образовалась почти пустая площадь в несколько квадратных километров и о существовании здесь города напоминают лишь отдельные фундаменты снесенных волной зданий, выброшенные из пролива крыши домов, одиноко стоящий памятник воинам Советской Армии, бутовый остов здания радиостанции, центральные ворота бывшего стадиона, разное государственное, кооперативное и личное имущество граждан, разбросанное на огромной площади. Особенно огромные разрушения городу причинил второй вал. Последовавший через 20 - 25 минут третий водяной вал был уже менее значительный по высоте и силе, разрушений никаких не причинил, да и нечего было разрушать. Третьим валом выбросило из пролива обломки зданий и разное имущество, которое частично осталось на побережье залива.

По предварительным данным в период катастрофы погибло гражданского населения 1790 человек, военнослужащих: офицеров - 15 чел., солдат - 169 чел., членов семей - 14 человек. Нанесен огромный ущерб государству, исчисляемый по линии Рыболовпотребсоюза более 85 млн.рублей. Большой ущерб нанесен Военторгу, военному ведомству, городскому и коммунальному хозяйству и частным лицам. (3)

Северо-Курильск вместе с промышленностью, учреждениями, жилым фондом почти полностью разрушен и смыт в море. Населения было около 6000 человек, из числа которого погибло около 1200 человек. Все трупы, за исключением нескольких, смыты в море. Осталось несколько домов, расположенных на возвышенности, электростанция, часть флота и множество разбросанного имущества, консервов, виноводочных изделий и вещевого имущества. Также сохранился основной склад Северо-Курильского рыболовпотребсоюза и военторга, несколько десятков лошадей, коров и свиней, принадлежащих неизвестно кому.


В поселке Утесный (4) все производственные сооружения и здания полностью разрушены и смыты в океан. Остались один жилой дом и конюшня... разбросаны водой папиросы, обувь, масло сливочное, крупа и другие продукты; 19 голов крупного рогатого скота, 5 лошадей, 5 свиней и около 10 т сена. Человеческих жертв нет - населения проживало около 100 человек, которые полностью эвакуированы.

Поселок Левашово(5) - все предприятия, магазин и склад рыбкоопа смыты в океан. Сохранилось 7 жилых домов и палатка. Населения проживало 57 человек, жертв нет, все эвакуированы. Осталось 28 голов рогатого скота, 3 лошади и два кунгаса.

Поселок Рифовый(6) - человеческих жертв нет. Все производственные сооружения и помещения разрушены и смыты в океан. Остались уцелевшими - оборудование холодильника, центральный материальный склад и 41 жилой дом. Флот также уничтожен, за исключением 8 кунгасов и нескольких разбитых катеров. Из подсобного хозяйства осталось 37 голов крупного рогатого скота, 28 свиней, 46 т муки, 10 т сахара, 5 т сливочного масла, 2 т спирта и других товарно-материальных ценностей на сумму 7-8 млн рублей. Все население, более 400 человек эвакуировано...

Поселок Каменистый - на день катастрофы населения не было... В поселке все производственные сооружения полностью снесены водой. Из жилого фонда остался один дом.

Поселок Прибрежный - все производственные сооружения и помещения разрушены и снесены в океан. Осталось 9 жилых домов, расположенных на возвышенности и один склад технического и материального имущества. Человеческих жертв нет. Проживающее население, менее 100 человек, полностью эвакуировано.

Поселок Галкино - человеческих жертв нет. Населения проживало менее 100 человек, которые полностью эвакуированы. Производственные предприятия и жилые помещения разрушены и смыты в океан.

Поселок Океанский (7) - в нем размещался рыбокомбинат, консервный завод, икорный завод с цехами и два холодильника, механические мастерские, электростанции, лесопилка, школа, больница и другие государственные учреждения. По предварительным данным от катастрофы погибло 460 человек, в живых осталось 542 человека, которые эвакуированы. Осталось 32 жилых дома, более сотни голов крупного рогатого скота, 200 т муки в штабелях, 8 тыс. банок разбросанных консервов, 3 тыс. банок молока, 3 т масла, 60 т крупы, 25 т овса, 30 бочек спирта и другие ценности. Все промышленные предприятия и жилой фонд разрушены и смыты водой в океан.

Поселок Подгорный (8) - в нем размещался китокомбинат. Все производственные сооружения, склады, а также почти весь жилой фонд разрушены и смыты водой в океан. Население проживало более 500 человек, в живых осталось 97 человек, которые эвакуированы. В поселке осталось 55 жилых домов, более 500 штук домашней птицы, 6 десятитонных цистерн и на месте бывшего склада - несколько десятков мешков муки и других продуктов.

Поселок База Боевая - был законсервирован до катастрофы. Населения в момент катастрофы не проживало. Все предприятия разрушены водой. Осталось два жилых дома и один бак емкостью до 800 тонн.

Мыс Васильева - полностью все сохранилось. Гражданского населения проживало 12 человек.

Поселок Майор Ван - в нем располагалась база Шелеховского рыбокомбината. Поселок не пострадал. Население эвакуировано.

Поселок Шелехово (9) - в нем располагался рыбокомбинат. Населения проживало 805 человек, разрушений в поселке нет. Население эвакуировано. Оставлено 102 человека.

Поселок Савушкино (10) - в нем размещалась воинская база с подсобным хозяйством. Людских жертв нет, разрушений тоже.

Поселок Козыревский (11) - в нем располагалось два рыбозавода. Населения проживало более 1000 человек, погибло от катастрофы 10 человек. Остальное население эвакуировано. Оба завода полностью разрушены и смыты в море. На берегу разбросано водой множество консервных банок с камбалой и курильским лососем.

Поселок Бабушкино(12) - в нем распологался рыбозавод. Населения проживало более 500 человек, людских жертв нет. Население эвакуировано. Оставлена рация и два радиста. Промышленные предприятия полностью разрушены и смыты в море. Жилой фонд пострадал на 30-40%.

Административное здание Северо -Курильского районного отделения Госбанка также полностью снесено, документация смыта в море, но сейфы и кладовая Госбанка, за исключением одного сейфа, найдены недалеко от места расположения административного здания, в которых полностью сохранились все ценности на сумму около 9 миллионов рублей. Сохранились ценности сберкасс в поселках Шелехово, Байково и других, всего 11 из 14 сберкасс, в остальных ценности частично утрачены.

Сейфы, принадлежащие Северо-Курильской центральной кассе, также найдены, лицевые счета вкладчиков не обнаружены.

Необходимо отметить, что в связи с внезапной эвакуацией пограничников, в первые дни в ряде поселков - Шелехово, Океанском, Рифовом, Галкино и на острове Алаид, среди населения имела место паника, вследствие чего в этих пунктах все государственное и общественное имущество было брошено на произвол судьбы...

В период с 14 до 26 ноября пограничники возвратились обратно. К этому времени во всех населенных пунктах уполномоченным обкома КПСС с помощью воинских частей и оставшегося гражданского населения был организован сбор государственного, общественного и личного имущества, которое передано под охрану воинских частей или гражданских лиц...

По прибытии в Северо-Курильск 8 ноября 1952 года мною, в соответствии с решением комиссии обкома КПСС, был организован сбор государственного и общественного имущества как в Северо-Курильске, так и в ряде других, подвергшихся затоплению, поселков. Для руководства сбором и охраной имущества в поселки были командированы работники комиссии и милиции...

В результате за период с 10 по 20 ноября 1952 года, то есть до снежных заносов,... в Северо-Курильске собрано и уложено в склады Рыболовпотребсоюза спирто-водочных изделий на сумму 8.75 млн.рублей, муки 126 тонн, которая сдана на склады воинских частей..., 16 лошадей, 112 голов крупного рогатого скота, 33 головы мелкого, 9 нетелей, 90 свиней, 32 поросенка, 6 овец. Собрано и спасено большое количество материальных ценностей в поселках Океанском, Рифовом и др.

23 ноября я вместе с членами комиссии обкома КПСС т.Кусковым и секретарем райкома КПСС т.Орловым на сейнере объехал поселки Рифовое, Океанское, Шелехово, где приняты необходимые меры к усилению сохранности оставшегося имущества и обеспечению общественного порядка. В других поселках вследствие сильного шторма высадиться не пришлось. К моменту отъезда, 6 ноября..., т.Безродному (сотрудник милиции) предложено...

По прибытии работников милиции командировать для охраны общественного порядка в поселки: Шелехово - 2 человека, Рифовое - 1 чел., Океанское - 1 чел., Козыревское - 1 чел;
- тщательно учесть все население поселков района, в том числе плавсостава;
- принять деятельное участие в организации работы по сбору и охране государственных ценностей, оставшихся на берегах, а также личного имущества граждан...;
- вести решительную борьбу с мародерством;
- принять меры к уточнению погибших во время стихийного бедствия, обеспечить сбор документов погибших...


Подполковник милиции Смирнов




3. Из протокола допроса, составленного в отделении милиции г. Северо-Курильска


20 ноября 1952 года

Я, заместитель начальника управления милиции УМГБ Сахалинской области, полковник милиции Смирнов, допросил в качестве свидетеля Смолина Павла Ивановича, 1925 года рождения, уроженца Краснодарского края, Курганинского района, станицы Родниковской, беспартийного, русского, образование 6 классов, женат, сын 4-х лет. Работает на логере N 636 в должности радиста (13); проживал в г.Северо-Курильске, ул. Советская, барак N 49, кв.13; не судим; документов при себе не имеет...

Показания по существу дела:

Я работаю на логере N 636, принадлежащем Северо-курильскому рыбокомбинату, в должности радиста с мая или июня 1952 года, а всего на Северо-Курильских островах в рыбной промышленности работаю с 1950 года. В ночь на 5 ноября 1952 года я вместе с другими рыбаками находился в море на логере (ловили рыбу), точнее - находились в ковше. Около 4-х часов утра на логере чувствовалась большое содрогание корабля. Я и другие рыбаки поняли это как землетрясение... В ночь на 5 ноября... имелось штормовое предупреждение в 6-7 баллов. После землетрясения наш логер под командой капитана Лымаря вышел в море первым. Это было около 4-х часов утра.

Идя по Второму проливу в районе Банжовского мыса, наш логер накрыла первая волна высотою в несколько метров. Находясь в кубрике, я почувствовал, что наш корабль как бы опустило в яму, а затем выбросило его высоко вверх. Через несколько минут последовала вторая волна и повторилось то же самое. Затем корабль пошел спокойно, и бросков не ощущалось. Весь день корабль находился в море. Только около 18 часов какая-то военная радиостанция передала нам: "Немедленно возвращайтесь в Северо-Курильск. Ждем у аппарата. Альперин". Я сразу же доложил капитану, который тут же дал ответ: "Немедленно возвращаюсь в Северо-Курильск". К тому времени на борту у нас было до 70 ц рыбы, наловленной за день. Логер взял курс на Северо-Курильск.

На обратном пути я связался по радио с логером N 399, спросив радиста: "Что случилось с Северо-Курильском?" Радист Походенко мне ответил: "Идите на спасение людей... после землетрясения волна смыла Северо-Курильск. Мы стоим под бортом у парохода, рулевое управление вышло из строя, винт погнут". Мои попытки связаться с Северо-Курильском оказались безуспешными - он молчал. Я связался с Шелеховым по рации. Радист мне ответил: "В Северо-Курильске было сливное землетрясение, может что случилось". Я ему ответил, что мы уходили в момент землетрясения, и там все было в порядке. На этом разговор был закончен.

Еще в Охотском море, не доходя до островов Парамушир и Шумшу, команда логера, в том числе и я, увидели плывущие навстречу крыши домов, бревна, ящики, бочки, кровати, двери. По распоряжению капитана команда была выставлена на палубе по обе стороны бортов и на носовой части с целью спасения людей, оказавшихся в море. Но из людей никого обнаружено не было. На протяжении всего пути в 5-6 миль мы наблюдали все ту же картину: плавающие бочки, ящики и т.п. плотной массой.

Войдя во Второй пролив, нам навстречу пришли четыре катера. Следом за ними шли два военных катера. С последних подавались какие-то сигналы: видимо, с целью остановить впереди идущие катера. Но те продолжали следовать вперед.

Придя на рейд, наш логер подошел к логеру N 399... капитан которого попросил нашего капитана не оставлять их... Мы ответили, что бросать не будем и взяли на якорь. С берегом связи не было. Время было около 2-3 часов ночи 6 ноября 1952 года. Ждали рассвета. На сопках против Северо-Курильска горели огни. Мы считали, что люди спасаются на сопках, костров горело много. Как стало рассветать, я и другие обнаружили, что город Северо-Курильск смыт.

Около 8 часов утра я и другие матросы под командой третьего помощника капитана т. Крывчика на шлюпке приплыли к консервному заводу и тут высадились. На месте города ходили люди, в том числе военные - собирали трупы... Осмотрев место, где находился барак, в котором я жил, никаких признаков (его) я не обнаружил... Никаких вещей, принадлежащих мне, я не нашел - все было снесено. В квартире у меня находилась одежда, швейная машина, сберкнижка с вкладом на 15 тыс. рублей, военный билет, семь медалей...

Моя семья - жена, Смолина Анна Никифорова, сын, Александр, четырех лет, 6 ноября 1953 года прибыли на рефрижераторе из Владивостока. Она находилась в отпуске и ездила за сыном в Краснодарский край, на родину... Нашел я ее на рефрижераторе 8 ноября. Сейчас жена с сыном находятся на борту логера N 636, работает поваром.

После того, как я не обнаружил барака, в котором жил, я ушел на катере к своему логеру, приняв на борт людей с берега, в том числе женщин и детей. Команда логера продолжала перевозить людей на борт.

Числа 7-го или 8-го ноября нами была получена радиограмма: "Всех людей, принятых на борт, из числа потерпевших бедствие, передать на пароход", поэтому все они нами передавались на пароходы, названия которых не помню. Эвакуацию гражданского населения закончили 9 ноября и больше к нам людей поступать не стало.

Из числа членов команды логера N 636 нашли свои семьи, спасшиеся на сопках в Северо-Курильске, капитан Лымарь - жену, старший механик Филиппов - жену и дочь, второй помощник капитана Невзоров - жену; третий помощник механика Иванов нашел жену и четверых детей; сел на пароход и уехал. Первый помощник механика Петров нашел жену и сына и также уехал на пароходе. Остальные члены семей живут на судне. Кроме указанных лиц, самовольно оставивших судно, скрылись боцман, тралмастер и помощник тралмастера... до настоящего времени не вернулся на борт третий помощник капитана. В результате из команды логера осталось только 15 человек...

Смолин (подпись)




Выброшенное на берег цунами в 1952 году, китобойное судно.


г. Северо-Курильск в наши дни


Памятник жертвам цунами 1952 года. (г. Северо-Курильск)

ПРИМЕЧАНИЯ:


1. На место бедствия из Южно-Сахалинска выехала группа ответственных работников во главе с первым заместителем председателя Сахалинского облисполкома Г.Ф. Скопиновым.
2. Альперин Михаил Семенович (1900-1952) - родился в Одессе в семье рабочего. Работал на руководящих должностях в рыбной промышленности Дальнего Востока и Сахалина. Талантливый организатор, он много сил отдал становлению рыбозавода и комбинатов на Южном Сахалине и Курильских островах. 7 мая 1952 г. был назначен управляющим Северо-Курильским госрыбтрестом. Погиб 5 ноября 1952 г. при спасении людей и государственного имущества во время цунами в г. Северо-Курильске. Похоронен 7 ноября. Могила М.С. Альперина является памятником истории и культуры Сахалинской области.
3. Вопрос о жертвах и других последствиях катастрофы требует дальнейшего изучения. В результате стихии на островах Северо-Курильского района были разрушены и смыты в море все предприятия рыбной промышленности, склады продовольствия и материальных ценностей, почти все учреждения, культурно-бытовые предприятия и почти 70% жилого фонда. Остался невредимым только Шелеховский рыбокомбинат с его базами по берегу Охотского моря, где высота волны была не более 5 метров.
4. Поселок Утесный находился в 7 км от г.Северо-Курильска. Исключен из учетных данных как населенный пункт решением облисполкома N 228 от 14 июля 1964 г.
5. Рыбный промысел Левашово находился при выходе из Второго Курильского пролива. Исключен из учетных данных как населенный пункт решением облисполкома N 502 от 29 декабря 1962 г.
6. Поселок Рифовое, центр одноименного сельсовета. Находился в бухте Рифовая. Исключен из учетных данных как населенный пункт в 1962 г. Рифовый рыбопромышленный комбинат имел отделения в поселках Прибрежный и Каменистый.
7. Поселок Океанский был центром одноименного сельсовета. Здесь находилась центральная база рыбокомбината с отделениями в поселках Галкино и Боевая. Населенные пункты исключены из учетных данных в 1962 г.
8. Населенный пункт Подгорный исключен из учетных данных решением облисполкома N 161 от 10 апреля 1973г.
9. Поселок Шелехово был центром одноименного сельсовета. Исключен из учетных данных как населенный пункт решением облисполкома N 228 от 14 июля 1964 г.
10. Поселок Савушкино находился в черте г. Северо-Курильска. Исключен из учетных данных как населенный пункт решением облисполкома N 161 от 10 апреля 1973 г.
11. Поселок Козыревский был центром одноименного сельсовета. Исключен из учетных данных как населенный пункт решением облисполкома N 223 от24 июля 1985 г.
12. Поселок Бабушкино был центром одноименного сельсовета. Исключен из учетных данных как населенный пункт решением облисполкома N 161 от 10 апреля 1973 г.
13. Логер - рыболовецкое судно типа СРТ.
14. С наступлением рассвета 5 ноября над островами появились самолеты-разведчики из Петропавловска-Камчатского, которые произвели осмотр местности и фотографирование. Вслед за разведчиками в течение всего дня с самолетов сбрасывались теплая одежда, палатки и продовольствие для пострадавшего населения, спасавшегося у костров. С самого рассвета самолеты начали приземляться на аэродроме острова Шумшу и вывозить больных на Камчатку. Одновременно уцелевшие катера Северо-Курильского госрыбтреста ушли в пролив спасать людей, унесенных в море. С военных складов населению раздавались питание и теплая одежда, больные помещались в госпиталь.
15. Эвакуация пострадавшего населения Северо-Курильского района началась 6 ноября 1952 г. Во Второй Курильский пролив начали прибывать пароходы из Петропавловска и Владивостока. Под погрузкой здесь стояло 40 судов разной грузоподъемности. До 11 ноября все население было эвакуировано. Большая часть вскоре вернулась через Корсаков и Холмск для работы в Сахалинской области.

© Краеведческий бюллетень №4, 1991 г.


Послесловие.

Многие разрушенные поселки и пограничные заставы так и не были восстановлены. Население островов сильно сократилось. Северо-Курильск отстроили заново, отодвинули его от океана, насколько позволял рельеф. В результате он оказался в еще более опасном месте - на конусе выноса грязевых потоков вулкана Эбеко, одного из самых активных на Курилах. Население города на сегодняшний день около 3 тыс. человек. Катастрофа инициировала создание в СССР службы предупреждения о цунами, которая сейчас находится в печальном состоянии из-за нищенского финансирования. На этом фоне выглядят смешными заявления российских властей, что, имея такую службу, мы застрахованы от катастрофы, подобной цунами 2004 г.в Юго-Восточной Азии. На данном этапе наша главная “страховка” - почти полное отсутствие населенных пунктов на тихоокеанском побережье страны.

«От Москвы до самых до окраин,
С южных гор до северных морей
Человек проходит как хозяин
Необъятной Родины своей»..
.
Б. Лебедев-Кумач

Вмешательство природной стихии в планы человека подчас носит катастрофический характер. Разговоры о мести природы за беспечность «хозяина» Земли возникают каждый раз, когда случаются ужасающие землетрясения, наводнения, засуха и еще много убийственных вариаций на эту тему. Такое ощущение, что человек, даже предвидя возможные катаклизмы на месте своего «прохождения», намеренно бросает вызов мощнейшим природным силам. Так было и на Северо-Курильске в 1952 году. Само по себе место, где 5 из 23 вулканов действуют и испускают в атмосферу вредоносные токсины - не совсем пригодно для жизни. Место для строительства Северо-Курильска выбирали без проведения вулканологической экспертизы. Тогда, в 1950-х, главное было — построить город не ниже 30 метров над уровнем моря. Северо-Курильское цунами 1952 года стало одним из пяти крупнейших за всю историю ХХ века. Осенью 1952 года восточное побережье Камчатки, острова Парамушир и Шумшу оказались на первой линии удара стихии. В ночь с 4 на 5 ноября город Северо-Курильск был уничтожен. Произошло сильное землетрясение в районе острова Парамушир. А затем с океана накатили три волны цунами, высота второй достигала в некоторых местах 18 метров. Все три волны принесли немыслимые разрушения и унесли жизни 2336 человек. Северо-Курильск и еще множество прибрежных поселков были сметены с лица земли. Осенью 1952-го года мало кто узнал об этой чудовищной трагедии. В советскую прессу, «Правду» и «Известия», не попало ни строчки: ни о цунами на Курилах, ни о тысячах погибших людей. Трагедия на Курилах 1952 года нашла отклик в воспоминаниях и ученых геодезистов, отправившихся в экспедицию после произошедшего. Писатель Аркадий Стругацкий служивший в те годы на Курилах военным переводчиком, принимал участие в ликвидации последствий цунами. Он писал брату в Ленинград: «...Я был на острове Сюмусю (или Шумшу — ищи у южной оконечности Камчатки). Что я там видел, делал и пережил — писать пока не могу. Скажу только, что побывал в районе, где бедствие, о котором я тебе писал, дало себя знать особенно сильно...» Известно, что в то время на Камчатке было очень много, как называемых контрактников. Эвакуировали всех, но спустя какое-то время отправили обратно, отрабатывать условия контракта. Никаких компенсаций, понятно, выплачено не было. Однако после цунами 1952 года в СССР начала создаваться Система предупреждения о цунами, и 1955 год считается ее годом рождения.
Душераздирающие истории о спасении утопающих в районе стихийного бедствия на Курилах дошли до наших дней. Поразительна история мальчика - из Северо-Курильска, его понесло волной на воротах. На них его принесло в поселок Бабушкино на острове Шумшу. Ребенок не понимал, что произошло и где он находится. Оттаял он не сразу. Но не остался сиротой - его нашли родители. Множество домов унесенных в открытый океан, выбрасывало на берег с обезумевшими от произошедшего людьми. Трагедия Северо-Курильска1952 года, наглядно демонстрирует беззаботность человека в принципе, а также местных властей и самих жителей. Никто не задумывался, почему прежние хозяева японцы возводили лестницы в сопки - чтобы при первой опасности подняться наверх и уберечься от цунами. Населению не разъясняли, как надо себя вести во время подобных стихий. Никто и не думал о том, что постройки в прибрежной зоне подвержены удару гигантской волны. Все строилось по принципу экономической целесообразности, не считаясь с безопасностью. Много позднее, в 1964 году, Советом Министров РСФСР, было принято решение о запрете строительства в цунамиопасных зонах. Но как это часто бывало в СССР, проект остался неподкрепленным документально. Поэтому новые объекты продолжали сооружаться на жизнеопасных территориях.

5 ноября 1952 года - в океане недалеко от южной оконечности Камчатского полуострова , случилось землетрясение 9 баллов и это повлекло за собой уничтожение некоторых населённых пунктов Сахалинской и Камчатской областей. Возникшее при этом цунами (высота волн достигала 13 – 18 м) фактически полностью снесло г. Северо-Курильск (о-в Парамушир).

На острове Парамушир - 23 вулкана, пять из них действующие. Эбеко, расположенный в семи километрах от города, время от времени оживает и выпускает вулканические газы.

В штиль и при западном ветре они достигают Северо-Курильска - запах сероводорода и хлора не почувствовать невозможно. Обычно в таких случаях Сахалинский гидрометеоцентр передает штормовое предупреждение о загрязнении воздуха: токсичными газами легко отравиться. Извержения на Парамушире в 1859 и 1934 годах вызвали массовое отравление людей и гибель домашних животных. Поэтому вулканологи в таких случаях призывают жителей города пользоваться масками для защиты дыхания и фильтрами для очистки воды.

Место для строительства Северо-Курильска выбирали без проведения вулканологической экспертизы. Тогда, в 1950-х, главное было - построить город не ниже 30 метров над уровнем моря.

Но осенью 1952 года восточное побережье Камчатки, острова Парамушир и Шумшу оказались на первой линии удара стихии. Северо-Курильское цунами 1952 года стало одним из пяти крупнейших за всю историю ХХ века .

Город Северо-Курильск был уничтожен. Сметены курильские и камчатские поселки Утесный, Левашово, Рифовый, Каменистый, Прибрежный, Галкино, Океанский, Подгорный, Майор Ван, Шелехово, Савушкино, Козыревский, Бабушкино, Байково…

Население Северо-Курильска до трагедии было примерно шесть тысяч человек. На Парамушире в ночь с 4 на 5 ноября население было разбужено землетрясением. Разрушались печи; посуда и другая домашняя утварь падала с полок; выплескивалась вода из ведер. Перепуганные люди выбежали из домов. После прекращения толчков, продолжавшихся несколько минут, большая часть населения стала возвращаться в дома. Однако некоторые обратили внимание на то, что море отступило от скалистого берега на расстояние около 0,5 км. Те, кто ранее был знаком с цунами, главным образом рыбаки, бросились к горам, несмотря на спокойное море.

Очаг подводного землетрясения был сравнительно недалеко (в пределах Курило-Камчатского глубоководного желоба). В Тихом океане, в 200 километрах к юго-востоку от Петропавловска, над эпицентром землетрясения вздыбилась от толчков морская волна. Ускоряя бег и силу, поднимаясь всё выше, она устремилась к берегам Камчатки и Курильских островов. Через 40 минут бега она выросла до восьми метров и захлестнула сушу. Низины и приустьевые части речных долин оказались затопленными. Она имела наибольшую высоту в центральной части города, где она катилась по долине речки. Через несколько минут волна отхлынула в море. Содрав со скал землю вместе с деревьями и кустарниками, унося в океан богатую добычу. Она слизнула наряды пограничников, идущих кромкой берега, сторожевые вышки, лодки, катера и кунгасы, деревянные постройки. Дно пролива обнажилось на протяжении нескольких сот метров. Наступило затишье.

Через 15-20 мин. на город обрушилась вторая, еще большая волна, 10-метровой высоты. Она нанесла особенно сильные разрушения, смывая все постройки. Позади волны на месте оставались лишь цементные фундаменты домов. Пройдя через город, волна достигла склонов гор, после чего начала скатываться обратно в котловину, расположенную ближе к центру города. Здесь образовался огромный водоворот, в котором с большой скоростью вращались обломки строений и мелкие суда. Откатываясь, волна ударила с тыла в береговой вал перед портовой территорией, на котором сохранилось несколько домов, и в обход горы прорвалась в Курильский пролив. На перемычке между этим островом и горой волна нагромоздила груду бревен, ящиков и даже принесла из города два дома.

Через несколько минут после второй волны пришла более слабая, третья волна, которая вынесла на берег много обломков.

А страна жила обычной жизнью. В советскую прессу о трагедии не попало ни строчки: кумачом одеты улицы, советский народ с воодушевлением встречает 35 годовщину Великого Октября! Какое уж тут северо курильское цунами! Число его жертв до сих пор неизвестно, по официальным данным, в одном только Северо-Курильске погибли 2336 человек. А в музее города приведены данные независимых исследований: взрослых – 6060, детей до 16 лет – 1742; итого – 7802 человека. Но это только жертвы среди гражданского населения, но были еще военные, зэки (а этих, вообще, никто не считал), таким образом, речь может идти от 13-17 тысячах погибших

После катастрофы на месте города Северо-Курильска образовалась почти пустая площадь в несколько квадратных километров. О существовании здесь города напоминают лишь отдельные фундаменты зданий, снесенных волной, выброшенные из пролива крыши домов, центральные ворота бывшего стадиона и одиноко стоящий памятник воинам Советской армии.

В поселке Утесный все производственные сооружения и здания были полностью разрушены и снесены в океан. Остались всего один жилой дом и конюшня…

С наступлением рассвета над островами появились самолеты-разведчики из Петропавловска-Камчатского, которые произвели фотосъемку местности. С самолетов сбрасывали людям теплые вещи, одеяла, палатки и продовольствие для населения, которое спасалось у костров. Затем значительная часть населения была эвакуирована на Сахалин.

Бухта Северо-Курильска наши дни

Многие разрушенные поселки и пограничные заставы так и не были восстановлены. Население островов сильно сократилось. Северо-Курильск отстроили заново, отодвинули его от океана, насколько позволял рельеф. В результате он оказался в еще более опасном месте - на конусе выноса грязевых потоков вулкана Эбеко, одного из самых активных на Курилах. Население города на сегодняшний день около 3 тыс. человек. Катастрофа инициировала создание в СССР службы предупреждения о цунами , которая сейчас находится в печальном состоянии из-за нищенского финансирования. На этом фоне выглядят смешными заявления российских властей, что, имея такую службу, мы застрахованы от катастрофы, подобной цунами 2004 г.в Юго-Восточной Азии .



Программа- "Громкое дело- Цунами под грифом Секретно". Правда о цунами в Северо- Курильске- 5 ноября 1952.